Сайт доктора медицинских наук, профессора

Гарбузенко Дмитрия Викторовича

& Garbuzenko Dmitry Victorovich, Doctor of Medicine, professor

Chirurgus mente prius et oculis agat, quam armata manu!
Змея
Главная
Resume
Список публикаций
Изобретения
Статьи
Лекции
Полезная информация
Врачебные советы
 


ХРИСТИАН АЛЬБЕРТ ТЕОДОР БИЛЬРОТ

 (1829-1894)


В отличие от первой половины XIX века, когда ведущую роль в хирургии Европы играли французы, во второй половине столетия на первое место вышла германская хирургия (хирургия Германии и Австрии). На ее развитие заметное влияние оказало, в частности, анатомо-физиологическое направление русской хирургии, так ярко выраженное в трудах Н.И. Пирогова. Об этом хорошо сказал известный хирург Эрнст Бергман: «Мы никогда не забудем, что наша немецкая хирургия построена на фундаменте, заложенном великими хирургами французской академии, и что она базируется на анатомических работах русского Николая Пирогова и на антисептическом способе англичанина Джозефа Листера».

Т.Бильрот
 Крупнейшим германским хирургом того времени был Теодор (полное имя Христиан Теодор Альберт) Бильрот. "Это не был специалист-оператор, а настоящий хирург с широким общемедицинским развитием", - писал о нем видный российский терапевт В.А. Манассеин.

Путь в медицину

Бильрот родился 26 апреля 1829 года в Бергене на острове Рюгене (Германия) в семье провинциального пастора. Составляя его генеалогическое древо, биографы посчитали, что помимо немецкой крови в его жилах текла также шведская и отчасти французская кровь (прабабка была француженкой). Отец его рано ушел из жизни, и осиротевшей семье с малолетними детьми пришлось переселиться на материк, в Германию, в небольшой, но славный своим университетом город Грейфсвальд. В этом городе юный Бильрот окончил гимназию, не зная еще, чему будет посвящена его жизнь. С юных лет он отличался склонностью к гуманитарным наукам, любил поэзию и музыку, отлично играл на фортепиано и потому совсем не прочь был стать профессиональным музыкантом. Но его родные были против этого - они хотели видеть Теодора врачом, и ему пришлось подчиниться.
Медицину он начал изучать в университете Грейфсвальда, а потом продолжил в Гёттингене и Берлине. В этих университетах его учителями были известные профессора - физиолог Р. Вагнер и хирург И. Баум (Грейфсвальд), хирург Б. Лангенбек, терапевты И. Шёнлейн и Л. Траубе, невропатолог М. Ромберг (Берлин).
В 1852 г. Бильрот окончил Берлинский университет. Решив заняться клинической медициной, он первым делом отправился в своеобразную "научную командировку" в тогдашние центры европейской медицины - Вену и Париж. По возвращении он твердо определил наконец свое место в медицине - хирургию и вскоре стал ассистентом в клинике одного из своих учителей - профессора Б. Лангенбека, а уже в следующем году начал читать лекции студентам.
Выполнив несколько исследований, в том числе докторскую диссертацию, по патологической анатомии (диссертация была посвящена поражениям легких, наблюдаемым после перерезки обоих блуждающих нервов), Бильрот стал приват-доцентом, познакомился с Р. Вирховом, высоко оценившим талантливого молодого врача, и даже получил предложение возглавить кафедру патологической анатомии в университете Грейфсвальда. И хотя как патологоанатом Бильрот достиг многого (он описал трабекулы селезенки, которые даже называли тяжами Бильрота, а также строение железистых полипов, развитие кровеносных сосудов и др.), всё же его властно звала другая наука - хирургия: занявшись ею, он быстро добился успехов.
Уже в 1859 г. 30-летний хирург Бильрот перебрался в Швейцарию и стал профессором Цюрихского университета. Проработав здесь несколько лет, накопив необходимый опыт и завоевав широкую известность, он в 1867 г. принял предложение переехать в Австрию и возглавить кафедру хирургии одного из лучших тогда в Европе Венского университета, там он проработал 27 лет и выполнил наиболее крупные свои исследования.
Начал он с наведения в клинике элементарного порядка. В хирургических клиниках Европы тогда самым, пожалуй, главным врагом была так называемая больничная горячка - смертельное осложнение, очень часто возникавшее в послеоперационном периоде. Бильрот установил, что главной причиной больничной горячки и высокой смертности от нее является грязь, с которой все мирились. Он распорядился ежедневно тщательно убирать все больничные палаты и другие помещения - проветривать, вытирать пыль, мыть полы. Что касается операционного зала, то его убирали и мыли ежедневно после операции.
Позднее Бильрот порвал с укоренившейся традицией оперировать в грязных халатах, входить в палаты в старых сюртуках. Как свидетельствовали современники, после длительной борьбы он добился все-таки установления в клиниках элементарного порядка - чистоты в общепринятом значении этого слова, в частности, одним из первых ввел «спецодежду» - белые кители (халаты) для врачей. Бильрот распорядился также, чтобы по примеру Земмельвейса все хирурги перед операцией обязательно мыли руки в хлорной воде. Таким образом он поддержал только-только формировавшуюся, делавшую первые шаги антисептику в хирургических клиниках.

Первые операции на желудке
Начало антисептической эры ознаменовалось огромными достижениями оперативной хирургии, открытиями, каких не знала медицина за всё время своего существования. С расширением возможностей хирургических процедур стали популярными полостные операции. Прогресс хирургии позволил Бильроту значительно расширить возможности оперативной хирургии. Основное внимание он уделил новой тогда проблеме хирургических операций на органах брюшной полости, прежде всего на желудке.
Начало хирургии желудка положил французский хирург Ж. Пеан, который в апреле 1879 г. произвел первую резекцию желудка у больного с опухолью антрального отдела. Удалив пораженный болезнью антральный отдел, он восстановил непрерывность желудочно-кишечного тракта сшиванием культи желудка с двенадцатиперстной кишкой. Однако операция оказалась неудачной, больной скончался. Не привела к успеху и такая же операция, которую попытался осуществить в 1880 г. Л. Ридигер.
Бильрот перед тем, как произвести задуманную операцию резекции желудка в клинике, в течение нескольких лет осуществил целую серию экспериментов на животных. Только после этого, выяснив важные детали предполагавшегося вмешательства, он решился перенести операцию в клинику. 29 января 1881 г. Бильрот произвел резекцию желудка больной по поводу опухоли антрального отдела желудка с наложением гастродуоденального анастомоза конец в конец (анастомоз между частью культи желудка по большой кривизне и двенадцатиперстной кишкой). Операция окончилась успешно.
Эта операция была затем усовершенствована и названа операцией по Бильроту I; она быстро получила широкое распространение во многих странах. Впоследствии Бильрот усовершенствовал это оперативное вмешательство, разработав более простой способ резекции желудка. При операции, выполненной впервые в 1885 г., он применил иной способ резекции желудка, без гастродуоденального анастомоза, с зашиванием культи желудка и двенадцатиперстной кишки наглухо и производством гастроэнтеростомии для восстановления непрерывности желудочно-кишечного тракта. Эта операция, названная операцией по Бильроту II, также получила широкое распространение, а в дальнейшем подверглась различным модификациям.
Операции Бильрота ознаменовали начало нового периода в клинической медицине - наступление эры хирургии желудочно-кишечного тракта. Вскоре в его клинике (да и в клиниках многих стран Европы) начали производить разнообразные резекции и другие операции на органах брюшной полости - на тонкой и толстой кишках, желчном пузыре, печени, селезенке, поджелудочной железе и др. Так, в России первую успешную резекцию желудка по поводу рака произвел в Петербурге в 1882 г. хирург Н.В. Экк.
Еще до операций на желудке Бильрот начал оперировать в клинике на другом органе желудочно-кишечного тракта - пищеводе. Выполнять оперативные вмешательства на этом органе он начал одним из первых и, по-видимому, тоже после экспериментов на животных. Но уже в 1872 г. в клинике он произвел успешную операцию - доказал возможность иссечения участка пищевода в шейном отделе.
Блестяще владея техникой операций, он разработал ряд новых, широко вошедших в хирургическую практику операций. Помимо резекции пищевода это были удаление гортани (1873) и предстательной железы (1873), обширное иссечение языка (1874), операции на печени (1875), влагалищное удаление матки и др. Совместно с одним из своих учеников швейцарским хирургом Т. Кохером он разрабатывал технику операций на щитовидной железе и интересовался ее трансплантацией.
Бильрот - автор 160 научных трудов, в том числе широко известного во всем мире учебника «Общая хирургия» («Die allgemeine Chirurgie»), который впервые увидел свет в Цюрихе в 1863 г. и еще при его жизни выдержал 15 изданий, был переведен на многие языки, в том числе на русский. Ряд своих работ он посвятил таким актуальным вопросам хирургии, как ожоги и отморожения, болезни молочной железы, аневризмы сосудов конечностей и шеи. Он был также редактором двух многотомных руководств по хирургии, основателем и редактором хирургического журнала. Клиницист и прославленный хирург, он не терял интереса и к другим разделам медицины, продолжал заниматься микроскопическими исследованиями, изучал течение патологических процессов, исследовал микрофлору при септических процессах. Результаты 6-летних исследований он обобщил в книге «Coccobacteria septica», которая получила высокую оценку одного из основоположников бактериологии Р. Коха.
Занимался он и популяризацией медицинских знаний. Особенно широкую известность получила и ныне хорошо известная его книга «Домашний и госпитальный уход». В этой книге в сжатой и доступной форме рассказывалось об уходе за больными в домашних условиях. Впервые изданная в России 100 лет назад, эта книга и в настоящее время не потеряла своей актуальности, поскольку в ней обобщены уникальные наблюдения и опыт ухода за больными, собранные Бильротом за всю его жизнь.

Научная школа

Бильрот за операцией Теодор Бильрот за операцией. Худ. Адальберт Зелигманн. "...В аудитории водворяется полная тишина, прерываемая только симпатичным голосом Бильрота, который оперирует всегда с замечательным спокойствием и невозмутимостью, какой бы ни встретился критический момент. Обращение его с ассистентами крайне мягкое, отечески покровительственное. Впрочем, надо отдать справедливость и ассистентам его, которые отлично дисциплинированы и хорошо знают свое дело, предугадывая требования своего шефа. В этом не отказывает им и Бильрот, поощряя их в трудных случаях похвалою вроде следующей: "So etwas kann man nur bei solcher Assistent machen" (Сделать это можно только с такими ассистентами (нем.))". В. Максимов (1885)

Бильрот стал основоположником большой научной хирургической школы. Многие его ученики стали профессорами хирургии и, разрабатывая идеи своего учителя, добились впечатляющих успехов. Это В. Черни и К. Гуссенбауэр, И. Микулич-Радецкий и А. Винивартер, И. Вельфлер и Ф. Каппелер, А. Эйзельсберг, К. Фриш, В. Гаккер. Самым известным среди них стал нобелевский лауреат Т. Кохер. «...Я считаю своей обязанностью не только работать самому, но и воспитывать молодежь в духе научного исследования, так что не жалею потраченного времени» - писал Бильрот. Он предоставлял своим ассистентам делать сложные по тому времени операции на гортани, желудке, кишечнике и не видел в этом ничего особенного, так как воспитал учеников, которые эти операции так же хорошо делают, как и описывают. Своих учеников он считал «немецкими хирургами первого ранга». В то же время Бильрот охотно принимал в своей клинике хирургов из других стран, в частности из России, и делился с ними опытом. Так, его ассистентом работал Н.Д. Монастырский, впоследствии профессор Еленинского института усовершенствования врачей в С.-Петербурге; побывали в клинике Бильрота проф. В.И. Разумовский, Л.Л. Левшин, М.В. Фабрикант, Л.П. Александров, С.М. Янович-Чайнский, А.С. Яценко и другие российские хирурги. Бильрот тоже приезжал в Россию. Так, в Петербурге он делал операцию знаменитому русскому поэту Н.А. Некрасову. Анализируя свою хирургическую практику, Бильрот нередко высказывался настолько самокритично, что буквально шокировал иных своих современников, считавших, что прославленному хирургу не следует откровенно признавать собственные ошибки и упущения. Однако Бильрот считал иначе. «Только слабые духом, хвастливые болтуны и утомленные жизнью боятся открыто высказаться о совершенных ими ошибках, - говорил он. - Кто чувствует в себе силу сделать лучше, тот не испытывает страха перед сознанием своей ошибки». Это была честная и мужественная позиция, которая вызывает в памяти точно такую же позицию другого великого хирурга - нашего Н.И. Пирогова.
Нельзя не сказать о том, что Бильрот высоко ценил российского хирурга, своего старшего современника. Уже после смерти была опубликована его переписка, в том числе обращение к Н.И. Пирогову, в котором Бильрот признавал его своим учителем. Напомню, что Пирогов был его кратковременным пациентом. Когда консилиум в Москве установил, что у Пирогова злокачественное новообразование и необходима операция, он по настоянию жены отправился к Бильроту. Но тот отверг злокачественный характер болезни и не рекомендовал оперативное лечение, хотя и знал, что это был действительно рак: своим авторитетным словом он дал больному надежду и на короткое время сохранил жизнь великому русскому хирургу.
Прославленный хирург, намного расширивший диапазон использовавшихся до него хирургических вмешательств, разработавший хирургическую статистику с указанием отдаленных результатов операций, Бильрот все-таки не верил во всевластие хирургии. Проникавший своим скальпелем во все, казалось бы, уголки человеческого организма, он скептически относился, например, к возможности операций на сердце: известно его высказывание (1883), что хирург, который попытался бы сделать операцию на сердце, потерял бы всякое уважение своих коллег. Это было совсем не научное предвидение.
Талантливый и разносторонне образованный человек, Бильрот с детских лет увлекался искусством, особенно музыкой: это увлечение началось еще в Цюрихе, где он писал музыку и выступал как музыкальный критик, и продолжалось в Вене. Уже будучи великим хирургом, он наряду с хирургией много занимался музыкой - выступал как дирижер симфонического оркестра, играл в струнном квартете, писал статьи о музыке. Его близким другом был прославленный композитор Иоганнес Брамс, часто исполнявший свои новые музыкальные сочинения в доме Бильротов. Музыкальными были и его юбилеи - специальные торжества, в которых принимал участие весь университет, всё научное сообщество.
Бильрот умер в 1894 г. В столице Австрии Вене - городе, где он плодотворно трудился почти 30 лет, ему сооружен памятник, на котором написано: «Теодору Бильроту - великому врачу и хирургу от благодарных потомков и учеников». Еще при жизни Бильрота ему был поставлен памятник и в родном городе Бергене.

 


Яндекс.Метрика